— Крым добровольно вошел в состав России! — Официально? — Ну да, представители Крыма официально подписали с Путиным договор и на основании этого договора были внесены изменения в Конституцию РФ — всё правильно!

 

— А с кем именно подписал Путин договор? — С мэром Севастополя Чалым, премьер-министром Крыма Аксёновым и председателем Госсовета Республики Крым Константиновым — с официальными лицами.

 

— В Севастополе есть мэр? — Ну пока был в составе Украины, то согласно Конституции не было, но севастопольцы избрали народного мэра? — Народного? Мэра всегда избирает народ своим голосованием, зачем эта приставка?

 

— Тут ситуация особенная, севастопольцы избрали своего мэра на митинге, он гражданин России, другого пути избрания, к сожалению, не было.

 

— То есть Чалый не может называться мэром, как минимум, по двум причинам: в Севастополе, согласно действующей на момент его избрания Конституции, не было поста мэра, а Чалый, согласно закону не мог быть избранным мэром, даже если бы такая норма в Конституции была. Поэтому его и называют не просто мэром, а народным мэром, декоративным или же попросту — незаконным.

 

— Согласно законам Украины — да. — А Россия после присоединения Севастополя подтвердила его полномочия? — Не знаю, вроде как отстранила от исполнения обязанностей… — А Аксенов премьер-министром стал легитимно?

 

— Ну да, голосованием депутатов Верховной рады Крыма. — Можно увидеть видеозапись заседания? — Нет, там журналистов не было. — Почему? — Ну, самооборона Крыма захватившая здание, не пустила журналистов.

 

— Это ведь были российские военные, по словам Путина. — Путин сказал не так, он сказал, что за спинами самообороны стояли российские военные. — А какая разница? — Ну, небольшая…

 

— Аксёнова избрали премьер-министром украинской административной единицы в здании, захваченном российскими военными без присутствия прессы? — Получается, что так, но все-равно избрали. — А кворум был?

 

— Не знаю, но говорят, что был. Была бы видеофиксация, мы бы это увидели… Перегнули палку немного. — Был бы кворум — была бы видеофиксация, Аксёнов нелегитимен. А насколько легитимен Константинов? — Он-то уж точно легитимен — председатель Госсовета Республики Крым.

 

— Председатель чего? Согласно Конституции Украины есть лишь Верховная Рада Автономной Республики Крым. Откуда взялся «Госсовет Республики Крым»? Согласно Конституции какой страны есть такой орган?

 

— Республики Крым. — Есть такая страна? — Да нет же, Крым вошел в состав России.

 

— Но до вхождения в состав России в Крыму не могла действовать конституция РФ, значит Госсовет Республики Крым — неконституционный, незаконный орган.

 

— Но референдум подтвердил законность воссоединения. — А референдум организовали эти трое? — Да, но важно, не кто организовал, а как люди проголосовали. — А кто подтвердит, что люди проголосовали? Были наблюдатели? Откуда? — Были, из России.

 

— Опять только из России. А из Украины, ОБСЕ, других стран и международных организаций, журналисты? — А как же! Были — наблюдатели из стран Европы были — из Сербии, Венгрии, Латвии, Испании…

 

— Да, но это были представители правых, ультра-правых и прочих консервативных, лояльных к Путину западных организаций. Проще говоря — западные нацисты и фашисты, от венгерских «Йоббиков» до сербских четников, купленные за «черный нал» мерзавцев и негодяев, собранные Институтом СНГ под крыло CIS-EMO. Глава CIS-EMO — фашист из баркашовского РНЕ (оттуда же и донецкий «народный губернатор» Губарев) Алексей Кочетков. Верно?

 

— Ну… Ну, потому что ситуация такая… напряжённая. — Такая же, как и при избрании Аксёнова премьер-министром. Не уполномоченные люди незаконным способом провели незаконный референдум.

 

— Ну и что, не смотря на все это, Крым все равно в составе России. — Совершенно верно, несмотря на нарушение всех законов и международных соглашений, Россия присоединила к себе Крым, или иными словами аннексировала.

 

— Восстановила справедливость. — Совершив другую несправедливость? — Хрущёв незаконно передал Крым. — Незаконно? Юридические претензии есть? — Ну ладно, законно, но несправедливо.

 

— Несправедливо? Крым был передан в обмен на территории, равные по площади Крыму: чернозёмы Восточной Слобожанщины и Таганрог в обмен на убитый после депортации крымских татар Крым. Если и несправедливо, то по отношении к кому?

 

— Ну хорошо, хоть и справедливо, но неразумно. — Неразумно было интегрировать Крым в экономику Украины? Организовать поставку воды электричества и газа с территории Украины?

 

— Ну может экономически и оправдано, но исторически неверно. — С чьей точки зрения? Коренного народа Крыма — крымских татар? Мирового сообщества? Стабильности в регионе? — С точки зрения национальных интересов России.

 

— Значит национальные интересы России не предполагают ни законности, ни справедливости, ни здравого смысла?

 

— Нет! Россия настолько великая страна, что сама себе является законом, справедливостью и здравым смыслом, ей не важны ваше международное право, законы, стабильность, мир, благосостояние, демократия, свобода и прочая чушь. России важны лишь ее национальные интересы и ее не волнуют проблемы других стран, потому что Россия — священная наша держава, Россия — великая наша страна!

 

— ОК. — Жаль, что вы, хохлы, не любите Россию. — Нам тоже очень жаль.

 

 

jHcvOlQYzx8

Pin It on Pinterest